Интервью с Джин Хаас

Интервью с Джин Хаас

Джин Хаас

После значительных успехов в младших сериях, Маруся F1 Racing, вошла в элитный клуб Формулы 1 (ред. авт. это был 2010 год, а команда изначально называлась Virgin), прозябая на задних строчках рейтинга, ей удалось заработать первые очки только в этом году, пять лет спустя. Команда Катэрхэм (ред.авт. изначально Лотус), всё ещё ждёт свои первые очки.

Так, как американский предприниматель и владелец гоночной команды NASCAR Джин Хаас, планирует завоёвывать Формулу 1? В интервью с Джин Хаас, мы поговорим о Данике Патрик, Dallara и о дебюте команды в чемпионата мира в 2016 году…

Корр.: Джин, ваша команда крупный игрок на «доске» гонок серии NASCAR, но внезапно вы решаете прийти в Формулу 1. В гонки, которые чужды многим любителям автоспорта из США. Как такое могло произойти?

Джин Хаас: Ха, я не думаю что эта серия чужда американцам. Формула 1 давно укоренилась в головах американцев. Я скажу больше, американцы любят Формулу 1. Я хорошо помню 1975 год, гран-при Лонг-Бич, это было что-то. С тех пор я стал поклонником Формулы 1, хотя и был довольно молод в те годы.

Корр.: Вы успешный предприниматель, ваша гоночная команда тоже очень сильна и теперь вам придётся начинать всё с нуля. Чем вас это привлекло? Какой вы видите потенциал?

Джин Хаас: Ну, мы использовали гоночную команду в серии NASCAR, для того чтобы разрекламировать продукцию нашей компании Haas Automation. Нам это удалось, теперь мы довольно успешно, продаём свои станки с ЧПУ, по всей Америке. Идея в том, чтобы войдя в Формулу 1, поднять известность нашего бренда на ещё более высокий уровень – сделав его брендом лучшего автоспорта. Формула 1 – это самый известный бренд во всём мире и связав его с собой мы сможем продавать нашу продукцию по всему миру.

Корр.: Как насчёт Джина Хааса? Топливо у вас в крови?

Джин Хаас: Честно говоря, я предпочитаю созидать. Моя станкостроительная компания, очень успешна. Команда Stewart Haas Racing тоже очень успешное предприятие. И я убеждён, что бизнес в Ф1 тоже очень успешное предприятие.

Корр.: Значит вы больше предприниматель чем гонщик?

Джин Хаас: Хороший вопрос. Когда, я оглядываюсь назад, то вижу человека увлекающегося гонками до того как я стал предпринимателем. Но я никогда не был водителем – я работал механиком, который эти машины ремонтирует. Поэтому мне хорошо известны потребности команд. А сейчас я не удивлюсь, если узнаю, что многие детали для болидов Формулы 1, делаются при помощи наших станков. Мы продаём большое количество станков в Англию.

Корр.: Не секрет, что Формула 1, дорогое удовольствие. Каков ваш бизнес-план? И насколько вас расстроили новости о том, что лимитация бюджета для команд Формулы 1 так и оказалась не принятой?

Джин Хаас: Наш опыт в NASCAR, научил нас эффективно использовать активы, тоже самое мы будем делать и в Формуле 1. Наш план состоит в том, чтобы не тратить сотни миллионов, для того чтобы стать успешной командой. Я думаю, что мы сможем доказать всем, что нет необходимости сорить деньгами, для того чтобы побеждать.

Корр.: В паддоке есть команды, с контингентом в 600 с лишним человек, но есть и те у кого в штате всего 200. Какую нишу займёт ваша команда?

Джин Хаас, в гостях у команды Феррари

Джин Хаас, в гостях у команды Феррари

Джин Хаас: Я думаю, что когда в команде штат в 600 сотрудников, на самом деле не знает никто, чем они все занимаются. Я думаю, что для гонок мы будем иметь небольшую группу профессионалов, которые знают свое дело – в этом случае мы получим гораздо больше чем команды с огромным контингентом работников. Мы сделаем всё так, как мы уже это сделали в США – это наша цель в Формуле 1. Мы не планируем создавать болид с нуля. Мы купим столько технологий у партнёров, сколько сможем и только после этого соберём что-то своё. Мы будем  довольно худой организацией. И мой опят подсказывает, что гонки любят худых. Ты должен быть быстрым, для этого ты должен быть худым!

Корр.: Но сейчас в первых рядах, всё ещё держаться крупные команды, за исключением Форс-Индии. Вам это что-то говорит? Готовы ли вы опять стартовать с самого низа?

Джин Хаас: Мы должны научиться. Это займёт время, потому что вы не можете просто прийти сюда и сразу победить этих парней. Я думаю, нам придётся потратить три, четыре или пять лет в хвосте чемпионата, для того чтобы научиться – это и будет нашей работой. Я не могу обещать, что мы обязательно станем чемпионами, но пока мы будем учиться всё может измениться. Я считаю, что с экономической точки зрения наша команда может быть гораздо более эффективна чем остальные. Ну и в конце концов я не пришёл бы сюда если бы не был уверен, в том что могу достичь поставленных результатов.

Корр.: Ваши планы по созданию базы команды в США, удивили многих, особенно после провала Кенни Андерсона и Питера Виндзора (ред .авт. руководители команды US F1, которая так и не вышла на старт в Формуле 1 не в 2010, не в 2011 годах) несколько лет назад. Думаете Вам удастся осуществить этот проект?

Джин Хаас: Я думаю, что в наше время, очень многие вещи можно сделать с помощью интернета. Наша база будет находится в Каннаполисе, Северная Каролина. Так же мы планируем сделать небольшой перевалочный пункт в Европе, где болиды можно будет отремонтировать, но основная база по конструированию и созданию автомобилей будет находиться в Каннаполисе.

Корр.: Формула 1, гонка талантливых людей. Где вы их возьмёте? Очень трудно заполучить профессионала, за пределами Великобритании, если только вы не Феррари…

Джин Хаас: Америка обладает всеми ресурсами для этого. Американцы – очень творческие люди, поэтому мы не планируем использовать только европейские ресурсы. Это будет американская команда и возглавлять её будут американцы, конечно же мы привлечём специалистов из других стран, которые имеют достаточный опыт в Формуле 1.

Корр.: Вы сказали, что хотели бы купить большую часть технологий, для вашего болида. Какие технологии вы уже приобрели?

Джин Хаас: Большую часть занимает силовой агрегат, и эта большая часть находится в задней части автомобиля. Сейчас на рынке производителей двигателей для Формулы 1всего три компании. В настоящий момент мы можем заключить сделку с Феррари. И тогда нам останется создать лишь переднюю часть автомобиля.

Корр.: Вы решили перенести свой дебют с 2015 на 2016 год, почему?

Джин Хаас: На самом деле мы не перенесли дебют. Мы создали ситуацию, когда бы мы могли войти в чемпионат в 2015 или в 2016 году. Весь процесс получения лицензии и всего такого занял длительный срок. Потом мы столкнулись с административными проблемами, ведь команде придётся работать в разных странах мира. А потом мы вдруг выяснили, что ничего себе – мы должны построить автомобиль за шесть месяцев,  поэтому и решили дебютировать в 2016 году. Старт в 2015 году означал бы сосредоточение всех ресурсов на команде, поэтому 2016 год оказался гораздо более привлекательным с этой точки зрения.

Корр.: Вы уже нашли спонсоров, которые будут помогать вам в выступлении?

Джин Хаас: Сейчас говорить о спонсорах, это всё равно, что спорить что первично курица или яйцо. Ни один спонсор не подпишет с вами соглашение, пока не увидит автомобиль – это логично. Одним словам, никто не поверит. Я намерен доказать, что мы способны создать машину, только тогда я начну искать спонсоров для нашей команды. Я не люблю обещать людям золотые горы, я хочу показать конечный  результат, и тогда нам будет о чём говорить. А вообще мы можем выступать в Формуле 1 и без спонсорской помощи.

Корр.: Андерсону и Виндзору не удалось создать конкурентоспособной команды из США, почему вы считаете что у Вас это получиться?

Гюнтер Штайнер, предполагаемый руководитель команды Хаас

Гюнтер Штайнер, предполагаемый руководитель команды Хаас

Джин Хаас: Я думаю, это произошло потому, что они пытались сделать слишком многое в очень короткие сроки – но вдруг выяснилось, что у них нет на это времени. Такое развитие событий было бы самым худшим для нас на данный момент. Мы будем более осторожны. У нас есть чётко разработанный план, рассчитанный на чётко определённое время. Наш план состоит в большей организации внутри команды и в достижении поставленных целей.

Корр.: Идея создания американской команды для участия в Формуле 1, когда вы поняли, что это неплохой вариант для вас и он вам подходит?

Джин Хаас: На самом деле Кени Андерсон общался со  мной на тему создания команды в Формуле 1 пять или шесть лет назад, он немного познакомил меня с Ф1. Как я уже говорил, я знаю о Формуле 1 с 70-х годов, в то время я работал механиком в Формуле 5000, чуть раньше Формула 1 начала приезжать в Лонг-Бич, но Кени рассказал мне то чего я не знал. Но тогда я решил принять участие в NASCAR, в то время это был локомотив автоспорта в США. Нам удалось добиться хороших результатов с нашей командой и закрепиться в NASCAR. Потом у нас появилась возможность выступать вместе с USF1, которая не оказалась успешной командой. Мы посоветовались с Гюнтером Штайнером (бывший технический директор Ред Булл и Ягуар) и он спросил нас: «Оно вам надо?» В то время я не имел интереса к участию в Формуле 1. Но время изменилось и на вопрос: «Хотите ли вы принимать участие в Формуле 1?», я ответил: «Да!». Чем мне нравиться этот проект? Тем, что можно совместить бизнес и автомобили – две вещи, которые действительно имеют для меня огромное значение. Без сомнения станки и гонки, вполне сочетаемые вещи. Это хороший маркетинговый ход, я говорю сейчас об ассоциациях брендов, думаю наша торговая марка сможет найти себе место на этом новом рынке.

Корр.: Конечно же одним из важных вопросов, является вопрос о пилотах. Кого вы мечтаете видеть за рулём своего болида в Формуле 1?

Джин Хаас: Моя мечта это Даника Патрик…

Корр.: Но, в год вашего дебюта её исполниться 34 года, возраст в котором многие пилоты уходят из большого спорта…

Джин Хаас: Вопрос был о водителе мечты! А она без сомнения отвечает этим требованиям. Она женщина в мужском спорте, это безусловно будет привлекать много внимания. Она весит 50 кг, а это огромное преимущество перед любым мужчиной. На самом деле она обладает на малыми достоинствами как гонщик, которые мы бы хотели видеть в нашем пилоте.

Корр.: Таким образом вы не исключаете, что будете искать на место одного из ваших пилотов женщину?

Джин Хаас: Определённо. Но реально первым пилотом будет ТОП-пилот Формулы 1, который знает всё об этом спорте. Он поможет нам разобраться в том, что мы должны делать. Это должен быть пилот с хорошей «обратной связью» (прим. авт. Обратная связь – качество пилота объяснить поведение автомобиля на треке инженерам, для нахождения нужных оптимальных настроек болида). В пресс-релизе этот водитель будет числиться лидером команды, вторым пилотом должен будет стать американский гонщик

Даника Патрик

Даника Патрик

Корр.: Что вы будете делать дальше? От настоящего момента и до дебюта в 2016 году?

Джин Хаас: Мы будем «плясать от обратного». Мы знаем, что автомобиль должен быть готов в декабре 2015 года, я думаю, что на самом деле мы сконструируем его уже где-то в июле следующего года…

Корр.: Будет ли вы использовать шасси Dallara или нет? Что вы решили?

Джин Хаас: Dallara вероятно будет субподрядчиком. Ещё ничего не решено, поэтому я не хотел бы об этом сейчас говорить. Возможно Dallara будет заниматься исключительно поставкой деталей.

Корр.: Когда вы останавливаетесь и спокойно, без суеты оцениваете то чем будете заниматься в ближайшие месяцы, вы всё ещё уверены в том, что путь в Формулу 1 верное направление?

Джин Хаас: Да, потому что я вижу в этом большие перспективы. Мы познакомимся с большим количеством отличных парней. Это гонки и конкуренция в них позволяет строить бизнес.

Корр.: Паддок иногда сравнивают с водоёмом с акулами, готовы ли вы искупаться с ними?

Джин Хаас: Ха, я не видел там никаких акул (смеётся). Они гонщики и при правильном кормлении и поведении в их среде обитания, вы станете своим.

Всегда Ваш В.Г.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal